В этот день… №1-12 (16-30 апреля)



Александр Грищенко Здравствуйте, глубокоуважаемые читатели! Наверное, апрель самый «космический» месяц в году. И не только его первая половина, когда состоялся первый в мире полет человека в космос, но и последние две недели месяца. Именно в апреле началась эпоха пилотируемых орбитальных станций. Именно в апреле список космических стран пополнился новыми участниками.

 
 
19 апреля 1971 года была выведена на орбиту первая долговременная пилотируемая орбитальная станция (ОС) «Салют» (СССР).

Орбитальная космическая станция (ДОС-1, или изделие 17К) была создана по программе гражданских орбитальных пилотируемых станций «Долговременная орбитальная станция» (ДОС). Станции типа «Салют» предназначались для решения широкого круга задач в околоземном космическом пространстве: медико-биологические исследований с изучением воздействия условий длительного полёта на организм человека, астрофизических исследований, исследований Земли, включая её поверхность и атмосферу, проведения научно-технических экспериментов и т. д.

Ещё при Королёве в ОКБ-1 возникла идея многоцелевой космической базы-станции (МКБС). Станция должна была служить космическим портом, в который заходят другие космические аппараты, главным образом разведчики, чтобы сдать свои фотоматериалы, перезарядить их, заправиться топливом, провести профилактику и ремонт. Такое сервисное обслуживание должен был проводить экипаж МКБС. Наличие на околоземной орбите подобной базы-станции позволило бы продлить ресурс космических аппаратов. МКБС предполагалось оснастить различными видами противоракетного и противокосмического оружия, в том числе и лучевого. Кроме того, предполагалось установить разведывательные фото- и радиосистемы. Для вывода в космос базы-станции собирались использовать РН Н-1. Но с новым носителем дело не заладилось, и МКБС не появилась. В то же время, в ОКБ-52 (генеральный конструктор В. Н. Челомей), шла работа по созданию орбитальной станции чисто военного назначения «Алмаз», для вывода которой на орбиту было достаточно РН УР-500, уже испытанной к тому времени. Правда, в конце 60-х годов, были изготовлены только корпуса станции «Алмаз», а полезной «начинки» для них ещё не было. Осенью 1969 года некоторые сотрудники ОКБ-1, среди которых был и К. П. Феоктистов, предложили готовые корпуса «Алмазов» наполнить системами КК «Союз». После принятия правительственного решения о создании гражданской орбитальной станции в течение одного года, работа закипела. Ведущим конструктором ДОС-1 был назначен Юрий Павлович Семёнов, который через 20 лет станет руководителем ракетно-космической корпорации «Энергия» (ОКБ-1).

ДОС-1 («Салют») с КК «Союз-11»Готовая станция была отправлена на космодром Байконур в феврале 1971 года.

Масса ДОС-1 была почти 18500 кг. Для вывода её на околоземную орбиту воспользовались РН «Протон-К» (8К82К). От РН «Протон» (8К82 обзор №1-05 1-15.01.2016) она отличалась наличием третьей ступени. О двигателях первой ступени этой ракеты (РД-253) мы уже рассказывали, поэтому перейдём ко второй ступени. Её двигательная установка состоит из четырёх однотипных маршевых ЖРД: трёх РД-0210 и одного РД-0211, разработки КБХА (г. Воронеж). На двигателе РД-0211, в отличие от РД-0210, установлены, аналогичные с РД-253 агрегаты наддува баков – газогенератор наддува бака горючего и смеситель наддува бака окислителя. Все ЖРД с помощью цапф закреплены в ферме и допускают отклонение любого из них на углы до 3°15′. Отклонение осуществляется электрогидравлическим приводом.

Двигатели выполнены по схеме с дожиганием окислительного генераторного газа. Топливные компоненты: окислитель – четырёхокись азота, горючее – несимметричный диметилгидразин.

Первая и вторая ступени разделяются по «горячей схеме», так как двигатели второй ступени запускаются раньше начала выключения маршевых ЖРД первой ступени. Как только суммарная тяга двигателей второй ступени превысит остаточную тягу двигателей первой ступени, происходит подрыв пироболтов, соединяющих фермы ступеней, фермы расходятся и продукты сгорания из камер ЖРД второй ступени, воздействуя на теплозащитный экран первой ступени, тормозят её и отталкивают.

РД-0210Основные технические характеристики двигателя РД-0210/РД-0211: тяга в пустоте – 582 кН; удельный импульс тяги в пустоте – 3210 м/с; давление в камере сгорания – 14,7 МПа; время работы – 230 с; масса двигателя – 566 кг (РД-0210), 582 кг (РД-0211).

Двигатели для второй ступени РН «Протон» разрабатывались КБХА с апреля 1962 года. Для двухступенчатого варианта РН были созданы ЖРД РД-0208 и РД-0209 (с агрегатами наддува баков). После доработки РН и оснащения её третьей ступенью, двигатели были доработаны, их параметры изменились и они стали называться РД-0210 и РД-0211. В качестве прототипа всех этих двигателей был принят двигатель РД-0206, а отработанные в его составе узлы и агрегаты были использованы без конструктивных изменений.

Работа над двигателем второй ступени РН, выполненным по схеме с дожиганием генераторного газа (РД-0206), началась в марте 1961 года. По воспоминаниям участников работ, при отработке схемы с дожиганием был решён целый ряд важных проблем. Одной из них явилась отработка внутрикамерных процессов: организация смесеобразования, обеспечение устойчивого процесса горения и организация внутреннего охлаждения. Было выбрано давление в камере, значительно превышающее давление в камерах двигателей открытых схем, создана камера сгорания с головкой, оснащённой двухкаскадными, двухкомпонентными форсунками, с комбинированным (наружным и внутренним) охлаждением, с фрезерованным профилированным соплом. Большой конструкторский вклад в создание камеры сгорания внесли В. Р. Рубинский, А. С. Степанов, Л. М. Круглова.

Принципиальная схема ЖРД РД-0211Необходимое высокое давление в камере сгорания привело к соответствующему повышению давления во всех агрегатах и прежде всего в ТНА. Дальнейший опыт показал, что основным условием успешной работы двигателя является отработка ТНА.

При отработке ТНА имели место следующие дефекты:
— разрушение шарикоподшипников ротора из-за значительного осевого усилия и недостаточного охлаждения;
— случаи разрушения турбины;
— ненадёжная работа узлов уплотнения полостей высокого давления;
— возгорание элементов газового тракта.

Активное участие в отработке ТНА принимали И. К. Грасс, Г. В. Костин, А. А. Витошкин, В. А. Боринский, Р. Д. Афанасьев, А. С. Пискунов.

РН «Протон-К» (8К82К)Новая замкнутая схема потребовала существенных изменений организации рабочего процесса в газогенераторе и других агрегатах. Изменился сам двигатель как динамический объект регулирования. Усиление взаимосвязи рабочих процессов во всех агрегатах изменило процесс запуска двигателя. Все огневые испытания агрегатов стали проводиться только в составе двигателя.

В ноябре 1963 года были успешно проведены лётные испытания ракеты с двигателями, выполненными по схеме с дожиганием. Двигатель РД-0206 послужил основой всех последующих разработок КБХА.

В связи с частичным изменением требований ТЗ на разработку прототипа и повышением требований к надёжности двигателя в схему и конструкцию двигателей РД-0210 и РД-0211 был внесён ряд изменений:
— в схему двигателя в магистрали горючего камеры сгорания установлены мембранный клапан с обводной магистралью и отсечным клапаном для обеспечения гарантированного заполнения тракта горючего камеры до завязки процесса в газогенераторе с целью исключения недопустимого заброса давления при выходе двигателя на режим;
— установлены высоконапорные эжекторы;
— введён профилированный коллектор горючего камеры сгорания для увеличения запаса надёжности охлаждения сопла;
— установлен дроссель системы синхронного опорожнения баков.
На стадии испытаний проявились высокочастотные колебания в камере сгорания. Для их устранения была доработана смесительная головка камеры сгорания путём перекрытия части отверстий в форсунках горючего.

Активное участие по устранению дефекта принимали А. С. Кащук, В. И. Молчадский, В. П. Кузин, В. Д. Горохов, В. А. Транин, В. А. Гетманенко. Ведущим конструктором двигателей РД-0210 и РД-0211 был В. П. Козелков.

Двигатели РД-0210 и РД-0211 эксплуатируются по настоящее время. Ракеты-носители «Протон-К» выводили на околоземные орбиты все ОС «Салют», блоки станции «Мир» и некоторые блоки международной космической станции.

Кстати, на борту ДОС-1 было написано не «Салют», а «Заря». Так её первоначально и собирались назвать, но те, кому положено вспомнили, что так назывался первый китайский спутник. С Китаем отношения у Советского Союза были в те годы весьма прохладные. Поэтому для средств массовой информации придумали название «Салют». Так, в течение последующих пятнадцати лет, все орбитальные станции Советского Союза и называли «Салют» с соответствующим порядковым номером, хотя некоторые из них относились к ОС проекта «Алмаз», но это уже совсем другая история.
Сегодня орбитальные станции являются единственным реальным направлением пилотируемой космонавтики в мире!


 

23 апреля 1965 года первый советский автоматический связной ИСЗ серии «Молния-1» (СССР) был выведен на синхронную орбиту.

Для передачи теле- и радиосигналов ИСЗ «Молния-1» были снабжены бортовыми ретрансляторами, работающими в дециметровом диапазоне длин волн (частоты 800 – 1000 МГц).

Орбита ИСЗ «Молния-1» с апогеем над северным полушарием ЗемлиИСЗ «Молния-1» выводился на эллиптическую синхронную орбиту с большим эксцентриситетом и апогеем, расположенным над северным полушарием. Высота в апогее более 40000 км, в перигее 460-650 км, наклонение к плоскости экватора 62,8-65,5°, период обращения около 12 часов. При таких орбитах для пунктов, находящихся на территории СССР и других стран северного полушария, обеспечиваются сеансы связи длительностью до 8–10 часов в сутки. Система из трёх ИСЗ на таких орбитах поддерживает непрерывную круглосуточную связь.

При запуске ИСЗ вместе с последней ступенью РН выводился предварительно на низкую орбиту, а затем, включением двигателя последней ступени сообщалась дополнительная скорость для выведения спутника на основную орбиту.

«Молния-1» имела длину около 4,4 м, диаметр корпуса 1,4 м, размах панелей солнечных батарей 8,6 м. основная часть аппаратуры и оборудования размещалась в герметичном корпусе. Система ориентации обеспечивала непрерывную ориентацию солнечных батарей на Солнце, а одной из остронаправленных параболических антенн – на Землю. Для регулирования положения трассы по отношению к наземным пунктам связи служила система коррекции орбиты, включающая КДУ-414. шесть плоских панелей солнечных батарей открывались после отделения от РН. Спутник имел систему терморегулирования (для охлаждения ламп бегущей волны в передатчиках) с жидкостным контуром теплопередачи и вынесенными радиаторами-излучателями. Управление сеансами связи проводилось автоматически по сигналам бортового транзисторного программно-временного логического устройства (бортовых компьютеров в то время у СССР ещё не было). ИСЗ «Молния-1»Бортовая аппаратура обеспечивала ретрансляцию телевидения с одновременной передачей звукового сопровождения или многоканальной телефонной связи с возможностью уплотнения каналов тональным телеграфом и фототелеграфом. Ретрансляция производилась через параболическую остронаправленную антенну. Большая выходная мощность передатчика и направленность бортовой антенны позволяла использовать на наземных пунктах антенны диаметром 12–15 м.

История советских ИСЗ связи с активными ретрансляторами началась в 1961 году. Горячими сторонниками таких спутников стали военные ракетчики. Они остро нуждались в надёжной связи между центральным штабом и ракетными дивизиями, оснащёнными МБР с ядерными головными частями. 30 октября 1961 года вышло первое постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР о создании опытного ИСЗ для связи. Работы по спутнику в ОКБ-1 С. П. Королёв поручил 27-летнему Вячеславу Дудникову. Все остальные проектанты этой группы были ещё моложе!

Для вывода спутника на орбиту можно было использовать четырёхступенчатую РН 8К78 (УР-500, т.е. «Протон» ещё не летал). Расчёты баллистиков показали, что РН могла вывести на геостационарную орбиту (наиболее пригодную для спутников связи) только около 100 кг полезного груза. Настолько лёгкого активного спутника связи создать невозможно, и поэтому, пришли к идее использовать высокоэллиптическую орбиту, на которую можно было вывести 1600 кг полезной нагрузки.

Специалисты по вопросам управления КА ОКБ-1, под руководством Б. В. Раушенбаха, придумали для «Молнии» новую многорежимную систему управления, реализованную на использовании гироскопического стабилизатора принципиально нового типа – трёхстепенного силового гироскопа с управляемой скоростью вращения ротора. Конструкция гироскопического стабилизатора была разработана и изготовлена во Всесоюзном научно-исследовательском институте электромеханики (руководитель – Андроник Иосифьян).

КДУ-414 ИСЗ «Молния-1»Эскизный проект «Молнии» был закончен в 1962 году, а уже в конце этого же года был собран первый экземпляр спутника. 14 месяцев шли наземные испытания, выполнялись необходимые доработки.

04.06.1964 года РН 8К78 стартовала с первым советским спутником связи «Молния-1», но авария второй ступени не позволила вывести его на орбиту. 22.08.1964 года РН отработала успешно, но не раскрылись обе параболические антенны. Спутник «Молния-1» в сообщении ТАСС был назван «Космосом-41». Все его системы, кроме системы связи и ретрансляции отработали благополучно 9 месяцев. Кстати этот спутник вошёл в атмосферу Земли и сгорел в ней 09.04.2004 года.

Запуск 23.04.1965 года прошёл гладко и спутник благополучно начал выполнять свою, связную работу. На Дальнем Востоке появилось московское телевидение.

Компоновка КДУ-414Для увеличения продолжительности сеансов связи успешно была проведена коррекция орбиты с помощью КДУ-414.

КДУ-414 была разработана в КБ «Химмаш» в 1960-1965 гг. и устанавливалась не только на спутниках «Молния-1», но и на КА «Марс-1», «Венера-1», «Зонд 2/3» и некоторых КА серии «Космос».

КДУ-414 содержит однокамерный ЖРД С5.19 с вытеснительной подачей самовоспламеняющегося топлива, компоненты которого (азотная кислота и НДМГ) размещены в половинах сферического бака, расположенного внутри конического бака, расположенного внутри конического корпуса. Бак надувается поступающим из баллонов азотом, смешение которого с компонентами топлива предотвращено установкой эластичных разделителей. Азот используется также для управления агрегатами автоматики ДУ. ЖРД установлен в карданном подвесе, расположенном у форсуночной головки камеры.

Основные технические характеристики КДУ-414: тяга в пустоте – 1,96 кН; удельный импульс тяги в пустоте – 2661 м/с; время работы – 40 с; количество камер сгорания – 1; давление в камере сгорания – 1,18 МПа; соотношение компонентов – 2,6; масса двигателя – 61 кг.

В отличие от орбитальных станций, в области спутников связи СССР отстал от США. Американцы свой первый спутник связи вывели на орбиту ещё в 1960 г., а в 1964 разместили ИСЗ связи на стационарной орбите. Но, несмотря на отставание, «Молния-1», а затем и «Молния-2» и «Молния-3» обеспечили надёжную связь центра с дальними регионами огромной страны.


 

23 апреля 1967 года – полёт КК «Союз-1» с космонавтом В. М. Комаровым (СССР).

История создания КК «Союз» началась ещё в 1961 году. Новый пилотируемый корабль 7К создавался первоначально для облёта Луны. Кроме него, комплекс «Союз» должен был состоять из разгонного ракетного блока 9К и трёх космических заправщиков 11К. Для облёта Луны нужно было последовательно запускать пять РН Р-7! Последним должен был запускаться КК 7К с двумя космонавтами на борту и после стыковки с буксиром 9К разгоняться к Луне. Таким, довольно вычурным способом, можно было обойти проблему отсутствия тяжёлой РН. Предложение ОКБ-1 об облёте Луны было узаконено постановлением Совета министров СССР от 16 апреля 1962 года, и в нём впервые появилось название программы «Союз».

Для нового корабля многое создавалось впервые: система управления движением космического корабля в околоземном и окололунном пространстве и в атмосфере при возвращению его на Землю; сближающе-корректирующая двигательная установка (СКДУ), включающая в себя два двигателя – основной сближающе-корректирующий (СКД) и дублирующий корректирующий двигатель (ДКД); две системы исполнительных органов для ориентации и причаливания – двигатели причаливания и ориентации (ДПО) и двигатели только ориентации (ДО); система аварийного спасения (САС) и многое другое, в том числе и агрегаты стыковки.

Пока создавался КК ситуация с облётом Луны неоднократно изменялась. 3 августа 1964 года появилось новое постановление, по которому решение этой задачи возлагалось на ОКБ-52 (В. Н. Челомей). Уже появилась новая РН УР-500К («Протон К») и облёт Луны можно было совершить по однопусковой схеме. Но кроме ракеты-носителя, на ОКБ-52 возлагалась задача создания космического корабля. После переговоров двух главных конструкторов – С. П. Королёва и В. Н. Челомея, было принято решение объединить усилия. 25 октября 1965 года вышло новое постановление, по которому два ОКБ совместными усилиями должны были решить задачу пилотируемого облёта Луны на корабле 7К в 1967 году. Вместо пилотируемого корабля 7К по программе «Союз» надлежало разработать два разных корабля – для полётов в околоземном пространстве с помощью носителя Р-7 и для облёта Луны с помощью носителя УР-500К. Первому присвоили индекс 7К-ОК, второму – 7К-Л1. По предложению С. П. Королёва орбитальный корабль 7К-ОК решили в будущих публикациях называть «Союз». Ко дню выхода постановления проектные работы по переделке 7К в 7К-ОК уже шли полным ходом. Руководство проектными работами по новому «Союзу» было поручено К. П. Феоктистову.

Первый «Союз» был готов весной 1966 года. Его наземные испытания начались 12 мая. За время испытаний было выявлено 2000 замечаний. Впервые при испытаниях использовался универсальный наземный испытательный комплекс 11Н6110. Подготовку к лётным испытаниям новых кораблей начали ещё в январе 1966 года. С сентября по декабрь 1966 года на космодром отправили четыре корабля 7К-ОК. К тому времени американцы значительно опередили Советский Союз и по количеству космических полётов, и по количеству людей, побывавших на орбите. В конце 1966 года они завершили свою программу КК «Джемини» и готовились к началу лётных испытаний КК «Аполлон».

28 ноября 1966 года стартовал первый беспилотный «Союз» («Космос-133»). За ним, через сутки, должны были запустить ещё один беспилотный корабль, а затем осуществить их автоматическую стыковку. Но за один виток полёта первого корабля был израсходован весь запас рабочего тела (перекиси водорода) системы ДПО. Было принято решение второй корабль не запускать. Но и с первым кораблём неприятности не закончились. Оказалось, что в режиме коррекции на ДКД, которой пришлось воспользоваться, т.к. управление и стабилизация корабля при работе СКДУ обеспечивалась системой ДПО, в которой не осталось топлива, была обнаружено, что фазировка команд на управляющие рулевые сопла перепутана. Специалисты, разрабатывавшие систему управления КК и двигателисты, создавшие СКДУ, понимали направление движения корабля «по и против часовой стрелки» прямо противоположно. Несмотря на большой объем наземных испытаний, эта досадная ошибка не была выявлена! В поисках выхода из этой ситуации, было предложено выдать тормозной импульс малыми порциями по 10-15 секунд вместо непрерывной работы около 100 секунд. За малое время включения корабль не успеет сильно отвернуть в сторону с курса. Точность посадки будет отвратительная, но корабль сядет. Все так бы и произошло, но в процесс торможения и посадки вмешалась система автоматического подрыва корабля, которая предназначалась для ликвидации объекта, в случае угрозы посадки за пределами Советского Союза. Поскольку тормозной импульс в сумме не гарантировал посадку на территории СССР, система выполнила свою функцию. На Землю корабль вернулся в виде обломков, которые так и не были найдены.

Следующий беспилотный старт должен был состояться 14 декабря 1966 года, но произошёл отказ воспламенителя одного из боковых блоков первой ступени РН, а затем сработала САС, и на заправленной ракете начался пожар.
Третий пуск беспилотного «Союза» назначили на 15 января 1967 года, но стартовал он лишь 7 февраля («Космос-140»). Первые три витка все было нормально, а затем автоматика системы управления не смогла выполнить операцию ориентации корабля на Солнце, без чего нельзя было обеспечить зарядку химических батарей. Пришлось сажать корабль на Землю, а точнее на лёд Аральского моря. При этом спускаемый аппарат затонул, и поднять его удалось только через четыре дня. После осмотра спускаемого аппарата выяснилось, что в днище корабля при снижении в атмосфере образовалась дыра. А ведь экипаж КК «Союз» должен был лететь без скафандров!

После трёх неудачных попыток лётных испытаний беспилотных кораблей было принято решение осуществить пилотируемый полёт! Решение оказалось фатальным.

Космонавт Владимир КомаровВ 3 часа 35 минут 23 апреля «Союз-1», пилотируемый лётчиком-космонавтом Владимиром Комаровым успешно стартовал. Если бы не возникло никаких противопоказаний, то 24 апреля должен был стартовать КК «Союз-2» с Валерием Быковским, Алексеем Елисеевым и Евгением Хруновым на борту. Планировалась стыковка кораблей на орбите и переход через открытый космос А. Елисеева и Е. Хрунова в корабль «Союз-1». Но, к счастью экипажа «Союза-2» почти сразу начались проблемы у первого корабля. Не раскрылась одна из панелей солнечной батареи. Это лишило корабль восполнения запасов электроэнергии и ограничило время существования. Затем отказ ионной системы и солнечно-звёздного датчика ориентации. Стало ясно, что стыковку с другим кораблём провести не удастся и «Союз-2» не стартовал. Было принято решение о посадке «Союза-1». На 19-м витке СКД выдал тормозной импульс, и спускаемый аппарат корабля начал снижение. И вот тут-то произошёл последний трагический отказ. Тормозной парашют СА не смог вытянуть из контейнера пакет с основным парашютом. Скорость приземления СА значительно превысила штатную величину 7 м/с. При ударе о землю произошёл взрыв и начался пожар. В баках СА сохранилось около 30 кг концентрированной перекиси водорода, служившей рабочим телом для двигателей системы управляемого спуска. Она не просто горит, но активно способствует горению всего негорящего, выделяя при разложении свободный кислород. Первый из советских космонавтов, Монумент на месте гибели В. М. Комаровасовершивший второй космический полет, Владимир Комаров погиб.

После катастрофы, комиссия по расследованию разработала комплекс мероприятий по доработке парашютной системы и больше ни единого отказа этих систем не было. Независимо от работы комиссии, бригада специалистов ОКБ-1, оставшись на полигоне, провела эксперимент. Они открыли люк контейнера основной парашютной системы, вытянули тормозной парашют, подцепили его стропы к подъёмному крану через динамометр и начали подъём для замера усилия, при котором начнёт выходить упаковка основного парашюта. Оказалось, что массы СА в 2800 кг не хватало. Следовательно, при посадке погибли бы и космонавты, находящиеся в «Союзе-2».

Все благополучно слетавшие, летающие и те, кто будет летать в космос на «Союзах», должны помнить, что надёжным и благополучным возвращением на Землю они обязаны не только создателям КК, но и Владимиру Комарову.


 

24 апреля 1970 года был запущен первый китайский искусственный спутник Земли «Дунфанхун», выведенный на орбиту китайской ракетой-носителем (КНР).

Наряду с космической гонкой СССР и США были и малые, региональные ракетно-космические состязания других стран. В феврале 1970 года Япония запустила свой первый спутник (обзор №1-07 1-15.02.2016). Почти через два месяца Китайская Народная Республика (КНР) ответила на это своим ИСЗ. Запуск первого спутника стал полной неожиданностью для разведывательных органов основных космических держав. Считалось, что к моменту запуска спутника у Китая не было баллистической ракеты, способной вывести на достаточно высокую орбиту (перигей 441 км, апогей 2386 км) груз массой 173 кг. На вооружении КНР находились лишь баллистические ракеты среднего радиуса действия (около 1500 км), созданные на базе советских ракет Р-12. Известно, что в Китай по приглашению Мао Цзедуна в начале 60-х годов прибыла группа американских специалистов китайской национальности во главе с профессором Цянь Сюэсенем, которые участвовали в разработке МБР «Титан» (Titan).

Ракета-носитель CZ-1 (LM-1)В основных чертах китайской РН CZ-1 (LM-1 – Великий поход-1) просматривается влияние советских и американских прародителей. Во-первых, это выбор топливных компонентов — азотная кислота и НДМГ. Во-вторых, в основу конструкции китайских ЖРД положены советские принципы проектирования — камеры сгорания паяно-сварные, головки плоские, ТНА моноблочные одновальные, с центральным расположением одноступенчатой осевой активной газовой турбины и консольными шнекоцентробежными насосами, газогенераторы – восстановительные. Будет ещё и в-третьих, но чуть позже.

Основные технические характеристики ЖРД YF-2A первой ступени РН CZ-1: тяга – 275300 Н; удельный импульс тяги – 2364 м/с; расход топлива – 116,4 кг/с; время работы – 130 с.

Макет первого китайского спутника в Музее Внутренней Монголии (г. Хух-Хото, Китай)По просьбе командования ГРУ к наблюдению за первым китайским спутником были привлечены РЛС Камчатского полигона и РЛС Балхашского узла обнаружения спутников. Сигнал ИСЗ показал, что спутник вращается с частотой 100 об/мин. Массу спутника оценили в 180 кг, что довольно близко к истинному значению. Сигнал от второй ступени РН соответствовал цилиндрическому объекту длиной 3,5–4 м и диаметром основания 1 м, массой 220 кг. Следовательно, корпус ступени выполнен из стеклопластика, а не металла, т.е. вторая ступень РН CZ-1 – твердотопливная. Таким образом, схема выведения первого китайского ИСЗ была следующая. Баллистическая ракета среднего радиуса действия была оснащена второй твердотопливной ступенью. В конце работы первой ступени происходило отделение и раскрутка второй ступени в сборе с ИСЗ, которая таким образом стабилизировалась и выводила спутник на орбиту. Вот это и есть в-третьих – типичное решение для первых американских (и не только) спутников.

Китай стал пятой страной после СССР, США, Франции и Японии, которая осуществила запуск ИСЗ, с помощью своей РН. После такого скромного дебюта, Китай вышел на одно из первых мест в мировой космонавтике – кроме СССР (России) и США только КНР имеет свою программу пилотируемых полётов, которую успешно осуществляет.


 

26 апреля 1962 года американской ракетой-носителем «Тор-Дельта» (Thor-Delta, США) был выведен на орбиту первый английский искусственный спутник Земли «Ариэль-1» (Ariel).

РН «Тор-Дельта» (Thor Delta) на стартовом столеВ отличие от Франции, Японии и КНР, англичане рассчитывали на союзника (США) в деле выведения своего спутника на околоземную орбиту. И союзник не подвёл. К тому времени, после полуэкспериментальных РН «Тор-Эйбл» (Thor-Able) и «Тор-Эйбл стар» (Thor-Able star) у американцев появился неплохой носитель «Тор-Дельта» (Thor-Delta), с которого отсчитывается начало большого семейства ракет-носителей «Дельта».

Ракета «Тор-Дельта» включает в себя три ступени: первая – ракета «Тор», о которой мы уже писали (обзор №1-09 1-15.03.2016); вторая – ракета «Дельта» (стартовая масса 6,13 т, масса топлива (азотная кислота и НДМГ) – 5,03 т, длина 5,9 м, диаметр – 1,4 м, продолжительность работы двигателя – 348 с; третья ступень – РДТТ «Стар-37». Вторая ступень оснащена модификацией ЖРД AJ-10-101 (обзор №1-09 1-15.03.2016) — AJ-10-110, отличающейся большим временем работы и применением стальной, а не титановой неохлаждаемой приставки.

Английский спутник «Ариэль-1»Ракета «Тор-Дельта» получилась более надёжной, чем её предшественники — «Тор-Эйбл» и «Тор-Эйбл стар» и эксплуатировалась, с некоторыми доработками, до начала 80-х годов.

Первый английский ИСЗ представлял собой многогранную призму поперечным размером 0,76 м и высотой до 2,4 м. Масса спутника – 60 кг. «Ариэль-1», как и его последующие модификации предназначался для исследования ионосферы, плазмы, заряженных частиц и электромагнитных волн. Электропитание приборов осуществлялось от солнечных и никель-кадмиевых батарей. Как и на многих спутниках того времени применялась стабилизация вращением. Всего, с 1962 по 1980 гг., было запущено шесть спутников «Ариэль». Но только при запуске первого ИСЗ применялась РН «Тор-Дельта». Все остальные стартовали на американских РН «Скаут» (Scout).


 

При подготовке материалов были использованы следующие источники:

  1. Б. Е. Черток. Ракеты и люди. Горячие дни «холодной войны» – М.: «РТСофт», 2007.
  2. КБ химавтоматики. Страницы истории. Том 1. – Воронеж, 1995.
  3. С. П. Уманский. Ракеты-носители. Космодромы. – М.: «Рестарт+», 2001.
  4. А. М. Первушин. Битва за звезды: Ракетные системы докосмической эры. – ООО «Издательство АСТ», 2003.
  5. Космонавтика. Энциклопедия. – М.: «Советская Энциклопедия», 1985.
  6. Двигатели 1944-2000 авиационные, ракетные, морские, промышленные. – М.: «АКС-Конверсалт», 2000.
  7. А. В. Амброжевич. Развитие транспортных систем с ЖРДУ. – Харьков: Рукопись, 2007.
  8. Иностранные авиационные и ракетные двигатели (по данным иностранной печати). Институт им. П. И. Баранова, 1967.

 


« »



Оставьте свой комментарий

Вы должны быть авторизованы чтобы оставлять комментарии.

Рейтинг@Mail.ru