В этот день… №2-12 (21-29 февраля)



Александр Грищенко Для инженера поучительны не только положительные примеры, но и информация о неудачах. А вот чтобы докопаться до причин этих неудач, нужны усилия очень большого количества квалифицированных специалистов.
 
 
 
 

21 февраля 1969 года – первый пуск ракетно-космического комплекса Н1-Л3 (N 3Л) (СССР).

23 октября 2015 года был опубликован материал о ракете-носителе Н1, в том числе и об авариях, произошедших во время лётных испытаний. Хотелось бы вернуться к теме «несчастливого» сверхтяжелого носителя, а именно к двигателям, которые были установлены на всех блоках РН.

Первая ступень Н1 (блок «А») оснащалась кислородно-керосиновыми ЖРД НК-15 (11Д51), разработки ОКБ-276. Работа над двигателем началась в 1960 г. по инициативе С. П. Королева. К тому времени у специалистов ОКБ-276, занимавшихся созданием авиационных турбовинтовых и турбореактивных двигателей, был опыт разработка ЖРДУ 8Д717, включавшей в себя четыре ЖРД НК-9, объединённых одной силовой рамой. Двигатели предназначались для первой ступени межконтинентальной ракеты ГР-1 «Глобальная».

ГР-1 «Глобальная»Это был первый в мире кислородно-керосиновый двигатель в классе тяги свыше 1 МН, выполненный по схеме с дожиганием окислительного генераторного газа в камере сгорания. Его основные характеристики: тяга двигателя у земли – 1490 кН; удельный импульс тяги – 3215,7 м/с; давление в камере сгорания – 10,5 МПа; удельная масса двигателя – 1,07 кг/кН; время работы – 150 с. Немного ранее схема с дожиганием была применена на ЖРД 11Д33 разработки ОКБ-1 (обзор №1-06 16–31.01.2016). Все работы по ракете ГР-1 были прекращены в 1963 году. Это произошло, не в последнюю очередь, потому что ОКБ-276 не смогло своевременно завершить работу по двигателю НК-9 из-за отсутствия экспериментальной базы и сложности отработки двигателя новой схемы.

ЖРД НК-9При решении задачи выбора размерности двигателя для первой ступени РН Н1 были эскизно проработаны три варианта двигателя с тягой 1500, 3000 и 6000 кН. на компонентах жидкий кислород и керосин, замкнутой схемы и давлением в камере сгорания 15 МПа. После проведённого анализа было принято решение о применении двигателей с тягой 1500 кН. Главной причиной такого выбора была невозможность изготовления крупногабаритных деталей и узлов для двигателей большей тяги на существующей производственной базе, а также отсутствие экспериментальной и стендовой баз для отработки двигателей такой размерности: требовалась существенная модернизация, в том числе с закупкой необходимого оборудования за границей, что значительно увеличило бы сроки и стоимость разработки. Кроме этого, выбор размерности в 1500 кН. имел определённые достоинства: можно было использовать высотный вариант того же двигателя на второй ступени ракеты, а также реализовать резервирование двигателей, выключая нештатно работающий и продолжая полет на оставшихся. Последнее в сочетании с надёжной диагностической системой в перспективе могло значительно повысить надёжность всего ракетно-космического комплекса.

Старт РН Н1Во второй половине 1961 г. ОКБ Кузнецова приступило к разработке ЖРД для ракеты Н1: двигателя первой ступени НК-15 (11Д51), второй ступени НК-15В (11Д52), третьей ступени — НК-19 (11Д53), и четвертой ступени — НК-21 (11Д54). Два последних являлись модификацией двигателя НК-9. Уже 15 ноября 1963 года состоялось первое испытание двигателя НК-15, а 20 сентября 1967 года – двигателя НК-15В. Ещё до первого лётного испытания Н1, в 1968 г. начались работы по модернизации двигателей с целью обеспечения более высокой надёжности и многоресурсности для упрощения и удешевления наземной отработки. Новые двигатели получили обозначения НК-33, НК-43, НК-31 и НК-39.

Основные технические характеристики ЖРД НК-15 (11Д51): тяга у земли – 1509 кН; тяга в пустоте – 1544 кН; удельный импульс тяги у земли – 2914 м/с; удельный импульс тяги в пустоте – 3244 м/с; давление в камере сгорания – 148,3 кгс/см² (15,1 МПа); соотношение компонентов – 2,52; масса двигателя – 1247 кг.

ЖРД НК-15Основные технические характеристики ЖРД НК-15В (11Д52): тяга в пустоте – 1758 кН; удельный импульс тяги в пустоте – 3395 м/с; давление в камере сгорания – 148,3 кгс/см² (15,1 МПа); масса двигателя – 1396 кг.

Несмотря на то, что двигатели НК-15 и НК-15В успешно прошли государственные стендовые испытания и были допущены к лётно-конструкторским испытаниям в составе ракеты Н1, их надёжность была неудовлетворительной, что сказалось на результатах всех четырёх испытательных пусков. Так, первый пуск ракетно-космического комплекса Н1-Л3 (21.02.1969) завершился аварией в результате выключения двигателей системой контроля работы двигателя (КОРД) из-за пожара в хвостовом отсеке ракеты вследствие возникновения высокочастотных колебаний в газогенераторе двигателя №2, приведших к отрыву штуцера отбора давления за турбиной и образования течи компонентов. Другие испытательные пуски имели свои причины неудач, но о них мы расскажем в своё время. Авария же первого лётного образца Н1 развивалась следующим образом. Как показали исследования аварийной комиссии, аппаратура КОРДа двигателя №12 блока «А» отреагировала на внешнюю помеху, возникшую в виде всплеска затухающих колебаний напряжения между шинами питания системы КОРД и корпусом в момент подрыва пиропатронов, открывающих клапаны подачи компонентов топлива в двигатели по команде «главная». Частота и амплитуда электрических колебаний, возникших при подрыве пиропатронов, имитировали аварийный режим – «разнос» ТНА. Система КОРД контролировала работу двигателей по четырём каналам: давлению в камерах сгорания; пульсаций давления в газогенераторе; температуры газогенератора и оборотов ТНА. На последний канал КОРД и среагировал.

ПГС ЖРД НК-15 (11Д51)

ПГС ЖРД НК-15 (11Д51):
1 – камера двигателя; 2 – ТНА; 3 – газогенератор; 4 – турбина; 5 – насос окислителя; 6 – основной насос горючего; 7 – пусковая пиротурбина; 8 – вал насоса окислителя; 9 – вал основного насоса горючего: 10 – рессора; 11 – подвод горючего; 12 – шестерёнчатый мультипликатор; 13 – дополнительный насос горючего; 14 – гидравлический вход дополнительного насоса; 15 – выход основного насоса горючего; 16 – линия питания горючим; 17 – регулятор тяги; 18 – отсечной клапан; 19 – регулятор соотношения компонентов; 20 – клапан; 21 – внутренняя полость корпуса мультипликатора; 22 – клапан; 23 – линия подачи окислителя в газогенератор; 24 — газовод

Блок «А» с тридцатью ЖРД НК-15Всплеск подобных затухающих колебаний возникает в электрическом контуре, содержащем ёмкость, индуктивность и сопротивление, если по нему «ударить» резким изменением силы тока. Таким ударом был импульс включения десятков пиропатронов. Частота колебаний определялась ёмкостью и индуктивностью кабельной сети. Следственный эксперимент на комплексном стенде подтвердил, что параметры длинных линий кабельной сети в районе двигателя №12 оказались самыми критичными. КОРД отключил двигатель №12 и, в соответствии с логикой работы, противоположный двигатель №24 (во избежание появления эксцентриситета тяги). Остальные 28 двигателей работали до 69-й секунды, когда система КОРД выключила все ЖРД блока «А». Это произошло из-за того, что на 6-й секунде полёта повышенные вибрации привели к обрыву трубки датчика замера давления газа после турбины. На 25-й секунде оборвалась трубка замера давления горючего перед газогенератором. Вырвавшийся через порванную трубку окислительный генераторный газ с температурой 610 К Ракета Н1 в МИКе. Байконурсмешался с хлещущим из другой оборванной трубки керосином. Образовалось облако горючей смеси, которое вспыхнуло на 55-й секунде. Пожар охватил большой объём хвостовой части блока «А». На 68-й секунде бушевавшее в хвосте пламя прожгло изоляцию кабельной сети, в том числе силовых кабелей переменного тока частотой 1000 Гц. Эти кабели и кабели чувствительных каналов КОРДа были связаны в общие жгуты.

Ток частотой 1000 Гц системы питания турбогенератора проник на чувствительные входы КОРДа, который принял его за возникновение недопустимых пульсаций в газогенераторах. Через повреждённую пожаром изоляцию помеха в 25 В (при максимально допустимых 15 В) обошла все фильтры и выключила все 28 двигателей практически одновременно. Более того, эта помеха прошла и вверх на приборы КОРДа блоков «Б» и «В». Причины гибели первой лётной ракеты Н1 были установлены однозначно.


 

28 февраля 1944 года – первый успешный пуск зенитной ракеты «Вассерфаль» (Wasserfall) (Германия).

Вторая мировая война породила много новых систем вооружения, к каковым относятся и зенитно-управляемые ракеты (ЗУР). Пионерами в их разработке были немецкие инженеры, как впрочем, и во многих других системах ракетного оружия. Это объясняется острой необходимостью найти действенное средство поражения стратегических бомбардировщиков США и Великобритании, наносивших уничтожающие удары по городам Германии.

1 сентября 1942 года появился меморандум генерального инспектора ПВО генерала фон Аксхельма, который предусматривал проведение следующих работ:

  • создание дешёвых неуправляемых ракет с двигателями на твёрдом топливе для заградительной стрельбы на путях следования целей;
  • исследование и развитие более крупных управляемых ракет на твёрдом и жидком топливе. Создание ракет с визуальным слежением и управлением по радио, которые можно было бы создать в кратчайшие сроки;
  • исследование и создание самонаводящихся ракет и неконтактных взрывателей.

Данный документ был разослан в различные фирмы, которые могли представить по ним свои предложения – как в виде проектов, так и экспериментальных образцов. Именно в 1942 году начались бомбёжки немецких городов американской авиацией.

К 1943 году различными фирмами было представлено несколько проектов, однако комиссия, возглавлявшая их изучение, смогла вынести своё решение только в конце 1944 года. Среди победителей оказалась и ЗУР «Вассерфаль».

ЗУР «Вассерфаль»Ракета «Вассерфаль» («Водопад») считается лучшей ЗУР второй мировой войны, не доведённой, впрочем, (как и все другие немецкие зенитные ракеты) до технического уровня, необходимого для передачи её в серийное производство. Ракета предназначалась для поражения воздушных целей на высотах от 5 до 15 км и разрабатывалась с конца 1941 года в Пенемюнде конструкторским бюро Вернера фон Брауна.

В целях сокращения времени проектирования этой ЗУР конструкторы широко пользовались удачными техническими решениями, реализованными в созданной ими ракете А-4. Поэтому представленная ими на испытания ракета «Вассерфаль» внешне напоминала уменьшенную примерно в два раза ракету А-4, к которой были пристыкованы небольшие трапециевидные крылья со стреловидностью по передней кромке примерно 30°.

Сложной проблемой стала силовая установка – высокую тягу при малом собственном весе могли обеспечить двигатели, работающие на самовоспламеняющимся топливе. Можно было также использовать твёрдое топливо, но процесс его горения не поддавался управлению. Компоненты, смешение которых приводит к самовоспламенению, и были применены на ракете «Вассерфаль». Топливо было высокоагрессивным, и, несмотря на внутреннее покрытие баков полимером, время безопасного хранения ракет составляло всего несколько суток.

Схема ЗУР «Вассерфаль»

Схема ЗУР «Вассерфаль»:
1 – неконтактный взрыватель; 2 – БЧ; 3 – баллон с азотом; 4 – пироклапан; 5 – редукционный клапан; 6 – пироклапан; 7 – бак горючего; 8 – гибкий элемент; 9 – заборник горючего; 10 – трубопровод наддува; 11 – трубопровод горючего; 12 – крыло; 13 – лонжерон; 14 – бак окислителя; 15 – гибкий элемент; 16 – заборник окислителя; 17 – аппаратура управления4 18 – расширительный гофр; 19 – радиоприёмник; 20 – гироскопы; 21 – сервомотор; 22 – тяга управления газового руля; 23 – стабилизатор; 24 – газовый руль; 25 – воздушный руль

В носовой части корпуса ракеты находились неконтактный взрыватель и отсек боевой части (БЧ), весом 250 кг (из них 145 кг взрывчатки). За отсеком БЧ находился баллон со сжатым азотом, использовавшимся в вытеснительной системе подачи топливных компонентов в камеру ЖРД. Далее располагались топливные баки окислителя «сальбай» (концентрированная азотная кислота) и горючего «визоль» (смесь бутилового эфира с анилином). Аппаратура управления и рулевые машинки находились вблизи хвостовой части ракеты, в которой размещался ракетный двигатель.

Для управления полётом ракеты на её хвостовой части были закреплены четыре стабилизатора с воздушными рулями, приводившимися в действие сервомоторами фирмы «Сименс». На начальном этапе полёта ракеты, когда скорость была невелика, использовались газовые рули, аналогичные по конструкции рулям ракеты А-4. Этот были четыре графитовые поверхности, размещённые в потоке струи истекающих из сопла продуктов сгорания. После достижения необходимой скорости газовые рули сбрасывались, и ракета управлялась только воздушными рулями.

Наведение ракеты на цель производилось радиокомандной системой наведения с использованием двух радиолокационных станций (РЛС). При этом одна РЛС использовалась для слежения за целью, а в радиолуче другой РЛС двигалась ракета. Отметки от цели и ракеты выводились на один экран электронно-лучевой трубки и оператор наземного пункта наведения ракеты с помощью специальной ручки управления (кнюппеля) стремился совместить обе метки. Радиосигналы с наземного пункта управления принимались антеннами ракеты, расшифровывались счётно-решающим устройством и преобразовывались в команды управления воздушными рулями. При сближении ракеты с целью на определённое расстояние радиовзрыватель производил подрыв боевого заряда.

ПГС ЖРДУ ЗУР «Вассерфаль»

ПГС ЖРДУ ЗУР «Вассерфаль»:
1 – баллон высокого давления с азотом; 2 – заправочный клапан; 3 – фильтр; 4 – предохранительный клапан высокого давления; 5 – пироклапан (разрывная мембрана) высокого давления; 6 – редуктор давления воздуха; 7 – предохранительный клапан низкого давления; 8 – пироклапан низкого давления; 9 – разрывные мембраны на воздушных линиях бака горючего и бака окислителя; 10 – бак горючего; 11 – вращающийся заборник бака горючего; 12 – бак окислителя; 13 – вращающийся заборник бака окислителя; 14 – разрывные мембраны на линиях подачи горючего и окислителя; 15 – клапан включения сервопоршня дроссельных заслонок; 16 – дроссельные заслонки на линиях горючего и окислителя; 17 – сервомотор дроссельных заслонок; 18 – камера двигателя

Параллельно с ракетой велось конструирование стартового комплекса. Во многом он был аналогичен стартовому комплексу ракеты А-4. Запуск должен был осуществляться с передвижного стартового стола вертикально вверх. А по истечении примерно 6 секунд от момента отрыва от пускового стола выдавалась первая радиокоманда, направлявшая ракету в сторону цели. Такая схема запуска давала значительную экономию времени, затрачиваемого обычно на предварительное нацеливание пусковой установки. Кстати, именно такая же схема запуска применяется и на современных ЗУР (комплексы С-300, С-400, «Тор»).

В соответствии с расчётами конструкторов, через 20 секунд после запуска ракета должна была достичь звуковой скорости, а максимальная расчётная скорость составляла 610 м/с. Считалось, что вертикальная дальность полёта составит 10000 м, а горизонтальная – до 32000 м.

Камера ЖРД ЗУР «Вассерфаль»

Камера ЖРД ЗУР «Вассерфаль»:
1 – головка; 2 – наружная оболочка; 3 – внутренняя оболочка; 4 – трубка подвода горючего; 5 – полость горючего; 6 – дистанционные полоски; 7 – штуцер подвода окислителя

Основные тактико-технические характеристики ракеты «Вассерфаль»: стартовый вес – 3500 кг; масса топлива – 1900 кг; общая длина – 7700 мм; наибольший диаметр – 812 мм; размах крыла – 2340 мм; размах стабилизаторов – 2460 мм; наибольшая горизонтальная дальность – 50 км; наибольшая высота полёта – 17,7 км.

Камера двигателя имела регенеративное охлаждение, причём в качестве охладителя применялся окислитель «сальбай», движущийся между внутренней и наружной оболочкой непосредственно перед подачей его к отверстиям инжекторного диска. Кроме отверстий для подачи окислителя инжекторный диск имел и отверстия для подачи горючего. Отверстия располагались радиально и были направлены под небольшим углом относительно друг друга. Таким образом, обеспечивалось хорошее смешивание и распыление компонентов топлива, что способствовало высокой интенсивности и полноте сгорания образующейся смеси. Развиваемая тяга составляла 80 кН при продолжительности работы не более 41 с.

По одним данным первый удачный пуск ЗУР «Вассерфаль» был выполнен 28 февраля 1944 года с острова Грефсвальдер, по другим – 8 марта 1945 года.

Третий экземпляр ракеты развил скорость 760 м/с и достиг высоты 18-20 км. Это было намного больше высоты, на которой летали какие-либо самолёты того времени. Однако подготовка к серийному производству ракеты заняло слишком много времени – сказывалась техническая сложность принципиально новых систем управления. Серийные ракеты «Вассерфаль» до окончания войны так и не появились.

Ракета «Гермес-А1»Уже после войны бывший министр вооружений Германии А. Шпеер в своих мемуарах заявил следующее: «Я не только согласился с этим решением Гитлера (о массовом производстве ракет V-2), но и горячо поддержал его, тем самым совершил одну из своих самых серьёзных ошибок за время деятельности на посту министра вооружений. Нам следовало бы бросить все силы и средства на производство ракеты класса «земля-воздух». Ведь если бы мы сосредоточили усилия талантливых специалистов и технического персонала руководимого Вернером фон Брауном на доработку ракеты, получившей название «Вассерфаль», то уже в 1942 г. могли бы приступить к её крупносерийному выпуску. От этой ракеты не мог бы уйти ни один бомбардировщик. Запуск её можно было производить и днём и ночью, в мороз и тучи. Я до сих пор убеждён, что с помощью этих ракет и реактивных истребителей уже весной 1944 г. можно было надёжно оградить наши промышленные объекты от воздушных налётов. Осенью 1944 г. окончательно выяснилось, что наш самый дорогостоящий проект «V-2» оказался одновременно и самым бессмысленным».

Немецкий ракетный опыт активно использовался странами-победительницами во Второй мировой войне. Не стала исключением и ЗУР «Вассерфаль». И если в СССР немецкий задел позволил создать первое поколение жидкостных аэробаллистических ЗУР С-25 и С-75, то в США, помимо аналогичной ЗУР «Найк-Аякс», было прямое копирование «Вассерфаля». Правда результатом заимствования немецкой конструкции явилась баллистическая ракета тактического назначения (а не ЗУР) «Гермес-А1».

В 1946 году, получив доступ к германским наработкам по программе Вассерфаль, инженеры «Дженерал Электрик» (General Electric) предложили разработать на её базе ракету «земля-воздух» для армии США. Но к тому моменту, армия уже вела собственную, более перспективную программу «Найк» (Nike), и не была заинтересована в параллельной программе на основе недоработанной германской ракеты. В результате, программу «Гермес-А1» (Hermes A-1) перенаправили исключительно на исследовательские цели.

Любопытно, что первый полёт американская ракета совершила также в феврале, правда 1951 года. В том же году программа «Гермес» была официально отменена (в пользу программы «Редстоун»).


 

28 февраля 1959 года – первый старт прототипа космического спутника-разведчика «Дискавери» (Discovery, проект CORONA) (США).

Реальные разработки возможностей применения разведки из космоса первыми начали американцы (как и многих других прикладных спутниковых программ). Ещё 1 марта 1954 года некоммерческая корпорация исследований и разработок RAND (Research and Development) опубликовала двухтомный отчёт «Обратная связь», обобщивший итоги восьмилетнего (!) исследования применимости искусственного спутника Земли для получения разведывательной информации.

Препарированный спутник CORONA: слева находится отсек с фотоаппаратурой, примыкающий к последней ступени РН, справа – капсула для возвращения отснятой фотоплёнки на ЗемлюОдним из ключевых элементов проекта был принцип хранения видеосигнала, отснятого бортовой телекамерой над территорией противника, до тех пор, пока спутник не пролетит над точкой, где сможет передать информацию на Землю.

Техническое задание на создание аппарата и его носителя было передано фирме «Локхид» в октябре 1956 года, где выполнялась как «система оружия WS-117L», и стало основным космическим проектом ВВС США «доспутниковой эры».

Поначалу финансирование программы было крайне незначительным, но после запуска первого советского спутника в WS-117L потекло столько денег, что программа с трудом могла их переварить. К началу 1958 года проект WS-117L разделили на три программы, названные Discoverer, MIDAS и SENTRY.

Момент захвата капсулы самолётом JC-130BОфициально программа «Первооткрыватель» (Discoverer) служила для проведения технологических и биологических экспериментов. Однако всё это было прикрытием сверхсекретного проекта CORONA по оперативному получению стратегической разведывательной фотоинформации об объектах на территории Советского Союза. В феврале 1958 года, с официального одобрения президента США Дуайта Эйзенхауэра, проект был передан в ведение объединённой команды ЦРУ и ВВС под руководством заместителя директора ЦРУ по планированию Ричарда Биссела.

На спутнике были установлены фотокамеры фирмы Itek Corporation. У первой «Короны» камеры обозначали КН-1 (Key Hole – замочная скважина): 30-сантиметровый объектив имел диаметр 18 см, фокусное расстояние 61 см и три линзы. Длина самого фотоаппарата с приводами изначально составляла 1,5 м, но позже была увеличена до 2,7 м, причём камера стояла не в спускаемом аппарате, а в цилиндрическом переходнике между последней ступенью и капсулой, в которой помещалась только кассета с экспонированной плёнкой. Панорамный объектив фотоаппарата мог отклоняться на 70° в каждую сторону в направлении, перпендикулярном плоскости орбиты, и постоянно вращался, противодействуя эффекту «смазывания». Съёмка велась на специальную плёнку шириной 70 мм производства компании Eastman Kodak. Первые спутники несли 2400 м плёнки на каждый фотоаппарат. После уменьшения толщины плёнки, последние спутники пятого поколения несли по 4900 м плёнки на каждый фотоаппарат.

Генерал Б. Шривер с коллегами у капсулы Discoverer-13, впервые в мире успешно возвратившейся из космосаВначале «Корона» оснащалась одной камерой, но вскоре была реализована система с двумя фотоаппаратами: фронтальный наклонён на 15° вперёд, а задний – на 15° назад, чтобы получать стереоскопическое изображение. Позже система состояла из трёх фотоаппаратов.

«Корона» выполнялась по горизонтальной схеме: продольная ось спутника (и ступени «Аджена») совпадала с вектором скорости, а оптическая ось камеры была ему перпендикулярна. Сначала аппарат предполагалось стабилизировать закруткой вокруг продольной оси. Камеры при этом должны были фотографировать только тогда, когда их объективы направлены на Землю. Специалисты Itek Corporation предложили стабилизировать спутник по всем трём осям, чтобы поддерживать постоянную ориентацию камеры на цель с помощью управления ступени «Аджена». Поскольку КА имел малую массу (от 700 до 1000 кг на старте), для его запуска хватило РН «Тор-Аджена» (Thor-Agena).

Информация возвращалась с орбиты в сравнительно небольшом СА (капсуле), который называли «ведро с плёнкой». Капсула, разработанная фирмой Дженерал Электрик, отделялась от спутника, тормозилась с орбиты при помощи собственного порохового двигателя и входила в атмосферу. После окончания плазменного участка спуска теплозащитный экран сбрасывался на высоте 18 км, и раскрывались парашюты. Капсулу должен был подхватить в воздухе пролетающий мимо самолёт, буксирующий раму с «кошкой», втягиваемую лебёдкой на борт. Если операторы промахивались, капсула падала в море и ждала прибытия спасателей.

Ракета «Тор-Аджена Б» (Thor-Agena B) со спутником Discoverer-37Прототип первого американского спутника-фоторазведчика, созданного по программе «Корона», был запущен 28 февраля 1959 года под открытым обозначением Discoverer-1. Он не оснащался реальной аппаратурой. Первый фотоаппарат отправился в космос 25 июня 1959 года на спутнике Discoverer-4, а первое успешное возвращение капсулы с отснятой плёнкой было выполнено со спутника Discoverer-13 в августе 1960 года. Восемь попыток запуска закончились провалом, четыре спутника даже не долетели до орбиты. Один взорвался при попытке вернуть на Землю капсулу с плёнкой. В остальных трёх случаях капсулы либо разрушились, либо были утеряны.

В зависимости от высоты орбиты разрешение первых фотоаппаратов составляло 30-12 м при размере кадра от 42×589 км до 15×210 км. Уже в 1961 году камеры КН-3 выдавали разрешение 3,0 м, а позже даже 1,5 м. В отдельных полётах удавалось разглядеть объекты размером 0,3 м, правда, ценой резкого сокращения площади съёмки.

Для оперативного использования во время неожиданных кризисов Национальное разведывательное управление держало спутники «Корона» в семисуточной готовности к запуску. К лету 1965 года этот срок удалось уменьшить до суток. Закупкой и обслуживанием спутников руководило ЦРУ.

Несмотря на отдельные неудачи, проект «Корона» положил начало оперативным системам космической фоторазведки, применявшимся до середины 1980-х годов. В итоге этот проект оказался не только первой, но и самой успешной по сей день американской военной космической программой.

Всего в рамках программы было запущено 144 спутника, 102 из которых сделали полезные снимки. Последний запуск по программе был осуществлён 25 мая 1972 года.

Хотя официально существование программы «Корона» признал уже президент Джон Кеннеди, полностью она была рассекречена лишь в 1995 году при администрации президента Клинтона.


 

При подготовке материалов были использованы следующие источники:

  1. Двигатели 1944-2000. Авиационные, ракетные, морские, промышленные. – М.: «АКС-Конверсалт», 2000.
  2. Б. Е. Черток. Ракеты и люди. Лунная гонка. – М.: «РТСофт», 2007.
  3. В. И. Федосеев, Г. Б. Синярев. Ведение в ракетную технику. – М.: Гос. изд-во оборонной промышленности, 1956.
  4. А. В. Амброжевич. Развитие транспортных систем с ЖРДУ. – Харьков: Рукопись, 2007.
  5. И. Б. Афанасьев, Д. А. Воронцов. Золотой век космонавтики: мечты и реальность. – М.: Фонд «Русские витязи», 2015.

 


« »



Оставьте свой комментарий

Вы должны быть авторизованы чтобы оставлять комментарии.

Рейтинг@Mail.ru